Российские легкоатлеты в 2018 году 22 раза нарушали антидопинговые правила

Российские легкоатлеты в 2018 году 22 раза нарушали антидопинговые правила

16:0209.11.2018

Российские легкоатлеты за первые десять месяцев 2018 года 22 раза нарушали антидопинговые правила. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на антидопингового координатора Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Елену Иконникову.

“С начала 2018 года было заведено 22 дела по нарушениям антидопинговых правил отечественными легкоатлетами, – сказала Иконникова. – 20 дел инициировало Российское антидопинговое агентство, два – Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAAF)”.

По состоянию на 20 сентября 2018 года было выявлено 47 нарушений правил доступности спортсменов для тестирования (система АДАМС), из них 39 нарушений выявлено РУСАДА, 8 – IAAF. Было принято решение не признавать 7 случаев в качестве нарушений на основании представленных спортсменами доказательств и объяснений.

“В настоящее время в рассмотрении находится 42 дела. Из них 23 дела инициировано IAAF, 19 – РУСАДА. Дисквалификацию отбывают 81 спортсмен и 8 тренеров”, – подытожила собеседница агентства.

В апреле 2018 года была подписана программа о совместных мерах Всероссийской федерации легкой атлетики и Российского антидопингового агентства по предотвращению нарушений антидопинговых правил в легкой атлетике.

В 2018 году дистанционное обучение по курсу “Антидопинг” уже прошли около семи тысяч российских легкоатлетов.

← Вернуться назад

‘); }
var functionchange = function () { if ( $.trim($(“#CommentText”).val()) != “” && (($.trim($(“#CommentText”).val()) != “Комментарий” && !$(“#CommentText”).hasClass(“interview”)) || ($.trim($(“#CommentText”).val()) != “Ваше мнение” && $(“#CommentText”).hasClass(“interview”))) && $.trim($(“#AuthorName”).val()) != “” && $.trim($(“#AuthorName”).val()) != “Ваше имя” ) { $(‘#sendCommentForm .coment_field div.btn’).removeAttr(“disabled”); $(‘.coment_field .message’).text(“”); } else $(‘#sendCommentForm .coment_field div.btn’).attr({ “disabled”: “disabled” }); };
$(“#CommentText, #AuthorName”).keyup(functionchange); $(“#CommentText, #AuthorName”).blur(functionchange); $(“#CommentText, #AuthorName”).click(functionchange);
$(‘#sendCommentForm .coment_field div.btn’).click(function (el) { if ( $.trim($(“#CommentText”).val()) != “” && (($.trim($(“#CommentText”).val()) != “Комментарий” && !$(“#CommentText”).hasClass(“interview”)) || ($.trim($(“#CommentText”).val()) != “Ваше мнение” && $(“#CommentText”).hasClass(“interview”))) && $.trim($(“#AuthorName”).val()) != “” && $.trim($(“#AuthorName”).val()) != “Ваше имя” ) {
$(this).attr({ “disabled”: “disabled” });
$.ajax({ type: “POST”, url: “/ajax/ajaxsetcommenthash”, data: {}, async: false, success: function (d) { $(‘#CommentHash’).val(d.guid); } });
$.ajax({ type: “POST”, url: “/ajax/sendcomment”, data: { CommentText: $(“#CommentText”).val(), AuthorName: ($.trim($(‘#AuthorName’).val()) == “Представьтесь”) ? “Ваше имя” : $(‘#AuthorName’).val(), CommentHashID: $(‘#CommentHash’).val(), NewsId: $(‘#NewsId’).val(), ParentCommentId: $(‘#ParentCommentId’).val() }, async: false, success: function (d) { if (“yes” == d.result) { $(‘#commentForm’).hide(); $(“#CommentText”).val(”); $(‘#commentFormMessage’).text(‘Ваш комментарий успешно отправлен администратору’); $(‘.coments_field .action_btn_blk .btn’).show(200); } else if (“timeout” == d.result) $(‘#commentFormMessage’).text(‘ Внимание! Количество сообщений в минуту превышено’); $(‘#sendCommentForm .coment_field div.btn’).removeAttr(“disabled”); return false; } }); } else if ($.trim($(“#AuthorName”).val()) == “Ваше имя”) { $(‘.coment_field .message’).text(“Не введено имя”); } else if ($.trim($(“#CommentText”).val()) == “Комментарий” && !$(“#CommentText”).hasClass(“interview”)) { $(‘.coment_field .message’).text(“Не введен комментарий”); } else if ($.trim($(“#CommentText”).val()) == “Ваше мнение” && $(“#CommentText”).hasClass(“interview”)) { $(‘.coment_field .message’).text(“Не введен комментарий”); } return false; });
});




Добавить комментарий